Как сделать правильный скворечник для птиц своими руками


мухоловочник фото

2017-09-23 11:02 Как сделать правильный скворечник для птиц своими руками? Чертежы, фотопримеры, видео




В режиссёрской версии «Гарри Поттера» оказывается, что всё это — сон мальчика, который ударился головой о стену на вокзале.


Делать детей, так делать их не как попало, а по инструкции






Ну подумаешь укол! Укололся и пошел! Я уколов не боюсь! Я четвертый год колюсь!


Есть у меня друг в Америке мальчик по простому местному имени Тодд. В свое время папа с мамой оплатили ему учебу в университете, и учился наш герой без малейших приключений, окромя студенческих пьянок, тихо и спокойно. Однако на втором курсе в процессе накопления знаний приперло ему, в связи с какой-то острой необходимостью в известном месте, взять курс русского языка. К тому времени кизданула перестройка и в США зачастили, гордо неся комсомольские флаги, лучшие из лучших самых столичных школ. Приезжали, пели песни, стучали в бубен и откликались на клички "Перьестройкья" и "Гластьноусть". В свою очередь Росейское Правительство послало смелый клич о том, что мы, мол, рады вашим двоечникам, присылайте их нам, у нас в школах матрасов дофига навалом. Будучи старательным учеником, к тому времени успел Тодд выучить по-русски слова "Жопья", "Писья" и трудно выговариваемое "Посьел Нахуй, пожай-лустья". Мог читать передовицы нелегальной в штате Вирджиния коммунистической газеты "Правда" и искренне радовался надоям молока и количеству собранного сена типа верблюжья колючка в степях Узбекистана. Его и парочку других остолопов и обрадовали предстоящим путешествием в славный город на Неве, тогда еще называвшийся Ленинградом. Выбирали лучших из лучших. Я не знаю, как прошел полет над Атлантическом океаном и как встречали их учащиеся ПТУ номер 76 вместе с мэром города. Я знаю, что было потом. После торжественной процедуры встречи американских школьников, открывших славную эпопею обмена двоечниками и дополнительный источник валютного дохода города-героя, Тодд получил в сопровождающие отчличницу-девочку Марину с двумя светлыми косичками и носом-пуговкой. Моргая голубыми глазками, она заманила Тодда в подворотню по дороге в гостиницу. В темноте выпятив грудки как только заметнее, выменяла на социалистические значки его старые футболки, обменяла старые Тоддовские кроссовки "Nike" на портрет Ленина и, сорвав с него бейсболку вместе с клоком волос, наградила американского студента жадным, мокрым, страстным, пожирающим душу поцелуем, после которого он не был в состоянии показаться публике в своих фланелевых брюках. После, пообещав увидеться и заняться расширением горизонтов дружбы народов, Мариночка свалила к знакомым фарцовщикам делиться награбленным. Тодд же, переждав буйство плоти, оказался предоставленным сам себе, в результате чего и совершил ставшую роковой для многих вылазку в город на Неве. Прогуливаясь, нелегкая занесла его на улицу Фурштатскую, что примыкает к Таврическому садику. Как известно жителям и постоянным гостям бывшей столицы России, на данной улице необычайно высока концентрация лиц, охраняющих порядок и спокойствие наших славных граждан. Более того, из-за наличия десятка посольств и дипломатических представительств, доблестные защитники правопорядка имеют высокие звания, начищенные сапоги и табельное оружие. Глазея на все эти прелести и искренне наслаждаясь одним из последних теплых деньков осени, Тодд шествовал по тротуарам, ублаженный обилием красивых женщин, пока не уперся в низ лежащего в единственной, но вместительной луже, и усердно пускающего пузыри, вдрызгаря пьяного мужичка. Что делают в Америке при виде лежащего в луже господина? Наверно, существуют несколько сценариев, один из них - это вытащить мужика и затем позвонить в скорую помощь. Второй - позвонить в скорую помощь и вытащить мужика. Третий - вытаскивать и звонить одновременно. Я, конечно, не решаюсь говорить за все города и штаты Америки, но точно ручаюсь за район, в котором рос и развивался наш герой. Оценив увиденное, Тодд ринулся помогать мирно посапывающему гражданину. Предварительно сняв ботинки и закатав штаны, он начал буксировку безвольного тела к ближайшему берегу. Вытащив товарища из воды, наш американский герой, пытаясь придать желеобразному телу работяги некое подобие буквы Г, приспосабливал близстоящее дерево в виде упора для сидения. В этот прекрасный момент и получил он по затылку резиновой дубинкой. В голове раздался звон, свет дня померк, все птички разлетелись. Далее события развивались по всем законам русского попадакиса. Пришел он в себя в темной комнате с невкусным запахом. Растолкавший его оперативный работник пытался выяснить Тоддовское имя и адрес. - Я не есть советский школьник, - с трудом выдавил Тодд. - А-бля-чеченская-харя-еб-твою-мать - Я есть американьской школьник, перестрьойка, гластьность - Ебать-тебя в пупок, - смягчился допрашивавший, - че серьезно? гони документы тогда. - Я говорить по-русски плохо, do you speak English? - Охренел что ли? Да ты фуфло гонишь, тяпка. Давай документы.. Ты зачем пьяного грабил? Дальнейшая беседа их не имела никакого смысла. Опер не мог понять, каким идиотом надо быть, чтоб на глазах стоящих в пяти метрах от лужи с утопающим мужиком группы офицеров пытаться обокрасть пьяницу и рассчитывать на успех. Тодд не мог понять, что этому страшному русскому от него надо вообще и почему тот бьет его ладонью по голове в ответ на любое его слово. Более того, вопрос о документах, оставленных около лужи ботинках, и деньгах, исчезнувших из карманов вместе с бумажником, русский оставил без ответа. После допроса отвели Тодда в камеру. Где забыли он нем на целых три дня. На утро четвертого дня, открыв камеру, опера получили новую пищу для размышления. На верхних нарах восседал Тодд в невесть откуда взявшихся ботинках на босую ногу, в шарфе и шапке, и пил чай, заедая его хлебом. Думаю, что более высоких почестей не удостаивался ни один уголовник. Граждане, оказавшиеся в камере, с грехом пополам говорили по-английски, прониклись ситуацией, любили Горбачева и помогали бедному студенту, чем могли. Один из уголовничков, некогда доктор наук, задержанный за продажу просроченных консервов на Некрасовском рынке, объяснил операм, в чем собственно дело. Его крайне хмуро выслушали (международный скандал, первая партия школьников по обмену в городе, пиздец карьере), отвели Тодда в кабинет и при понятых заставили подписать бумагу. В этой бумаге он чистосердечно признался, что был пьян, подобран милицейским патрулем, сопротивлялся, упал на голову, потом ребрами на велосипед, лежащий на дороге, за что был наказан, денег при нем обнаружено не было и так далее. Тодд покорно подписал все это безобразие и, получив пустой бумажник с оставшимся там водительским удостоверением, как был рванул в дождливое питерское утро на свободу. Надо ли говорить, что все это время весь состав ПТУ номер 76 стоял на ушах, и в их местном отделении милиции велись допросы зареванной до синих судорог комсомолки Марины, у которой при обыске были найдены личные вещи пропавшего американского студента? Более того, была найдена бейсболка с клоком волос пропавшего американского студента. Марина напрочь отрицала свое причастие к его пропаже, объясняя это тем, что обменяла шапку на портрет Ленина. Лучшие умы с Литейного (Питерское КГБ) бились над загадкой пропажи вестника дружбы народов. В результате допроса девочки-комсомолки в Питере была разгромлена банда фарцовщиков с Галерки Гостиного двора, промышлявшая кражей у иностранцев. Проведи Тодд в застенках ментовки чуть дольше, не миновать им вышки за убийство. Сам мэр города был предупрежден о пропаже школьника и, наверно, уже репетировал звонок родителя Тодда с принесением соболезнований. Из Министерства образования, ажно самой Москвы, звонили и контролировали ситуацию ежечасно. Знал бы это все Тодд, он бы не терял время и успел спасти фарцовщиков и девочку Марину. Но так как в ПТУ он позвонить не мог за неимением мелочи и номера телефона, единственное, что казалось ему правильным, это был поход в американское посольство и рассказа о всем с ним произошедшим. Правда, где он находился и куда ему идти, он не знал, и все это в свою очередь омрачалось невозможностью понять directions местных жителей. Однако в посольство его пускать не спешили. Прорваться через заслон милиции оказалось очень сложным делом, не имея документов и ходя в стоптанных тюремного образца ботинках на голую ногу. Исцарапанная и с набитой шишкой на лбу, небритая физиономия с воспаленными глазами смутно говорила защитникам правопорядка о потере тринадцатой зарплаты. Когда иссякли знания слов великого и могучего и словосочетания, из них слагаемые, видя каменное лицо морского пехотинца США, находящегося в пяти метрах, но на американской территории, Тодд, плача от бессилия над русскими, пустил в бой последние запасы слов, усевшись на кучу мокрой от дождя глины и завывая от бессилия - Жопья, блиять, - орал он, используя пополненный в обезьяннике лексикон и махая руками на редких прохожих... - Писья вы вся, я посьел вась нахую, жопья вы, я вась епал!!! Я вас епа-а-а-ал!!! Верьте или нет, но именно незнание им элементарного для любого жителя Европы набора слов и неправильный их выговор, вероятно, и стало причиной того, что Тодда пропустили к воротам посольства. Куда он и метнулся, теряя с ног ботинки и мелькая в воздухе заляпанной в глине задницей. Однако морской пехотинец тоже нес службу и спасал государство от несанкционированного вторжения. Паспорта у Тодда, как известно, не было. Водительское удостоверение внушало подозрение, так как было изрисована ментовской красной ручкой в попытках нарисовать усы и бороду на фотографии. К тому же на Тодде не было ботинок. Однако блестящее знание американского мата Тоддом поставило свои точки над "i" и, отдав честь своему согражданину, пехотинец пропустил Тодда на ставшую священной для нашего героя территорию Соединенных Штатов Америки. Первое, что он увидел в полумраке зала с колоннадой и массивной лестницей, это был посол США в России, спускающийся вниз со свитой. Лицо посла украшал огромный синяк под правым глазом. На голове сияла шишка, нос был заклеен пластырем. Так мой американский друг Тодд проникся любовью к моему прекрасному и полному сюрпризов городу.